Посвящается памяти

новопреставленного Протоиерея Веньямина ЖУКОВА,

истинного сына Исторической России

и Православной Зарубежной Церкви.

Вечная память !

 

 

Конец ли Московской Патриархии ?

 

То, о чём молились и мечтали в течении десятилетий — исчезновение сталинской церкви — может быть наконец настанет, но совсем не в том виде, в котором воображали. Большевицкий монстр никак не может издохнуть. Рухнула советская власть, но означает ли это, что вернулась Россия ? Нет, вернулась не Россия, а явилась РФ-ия. Предатели от Зарубежной Церкви уверяли, что чуть ли не воскресла Святая Русь, и стремительным шагоми всякими неправдами перетянули бóльшую часть Зарубежников в будто Матерь-Церковь. Но была ли это Матерь ? Нет, не матерь, а мачеха, в чём сегодня с каждым днём сами начинают убеждаться, находяcь теперь в полной растерянности. Глаза их стали открываться на действительность и понимать, кто такой "Святейший Господин и Отец наш", которого они боготворили все эти пятнадцать последних лет.

А разумно ли было с их стороны ожидать другого исхода ?

Агент советских спецслужб под агентской кличкой Михайлов, Кирилл Гундяев, каким не рукопожатным Михайловым был в советское время, таким и остался тридцать лет спустя падения ненавистной безбожной власти. А, как известно, рыба гниёт с головы. В советское время все архиереи, без единого исключения, достигали епископской власти только с одобрения богомерзкой власти и с согласия на сотрудничество с ней. Основным видом сотрудничества было "стукачество". "Стучать" на своих братьев, на подчинённых, на паству было одним из главных занятий советских архиереев, в замен чего могли пользоваться некоторыми, не доступными простому обывателю, завидными льготами. Легко понять, какая духовная порча царила в душах таких безнравственных доносчиков в рясах и митрах. На излечение от этой порчи один только способ — радикальное покаяние, глубокое коренное перерождение. А произошло ли это ? Нет. А произошло то, что от одного хозяина перешли к другому. От покорного служения большевицким сатанистам стали поклоняться Мамоне и новым государственным правителям, оставаясь по-прежнему у кормила церковной власти. Стало даже принято громко разоблачать зверские бывшие преследования верующих и вообще мирного населения, повлекшие миллионы невинных жертв, в чём они косвенно, своим сотрудничеством, участвовали и, значит, за что несут хотя бы нравственную ответственность. Итак, самое печальное, что никакого покаяния в этом долголетнем сотрудничестве с сатанинской властью не было принесено, что могло бы смыть их иудин грех, а значит — и никакого духовного возрождения не видно у этих доносчиков в рясах.

Повторим тут то, что неоднократно уже писали в ответ на упрёки, обращённые к нам, что легко и безнравственно критиковать тех, кто сидит в неволе, когда сам находишься на свободе. На это Зарубежная Церковь всегда говорила, что она свободная часть Русской Церкви и по долгу является её свободным голосом. Ея долгом было не накладывать на себя чужие вериги, а помогать нашим братьям сбрасывать эти вериги, держащие их в плену. Наши разоблачения касались не личностей, а той системы лжи, в которой приходилось многим по неволе жить, а некоторым успешно выживать. В Зарубежной Церкви всегда говорилось, что мы не знаем, как бы мы сами поступали, если бы находились в жутких советских условиях, возможно не лучше многих патриархийцев, но мы, Промыслом Божиим, были поставлены в иных условиях, в условиях свободы, не для того, чтобы ею безпечно пользоваться и таить истину, а чтобы провозглашать её, что и делали в течении всего истекшего века. Затем настали времена относительного раскрепощения, когда уже никого к стенке не приставляли за свои убеждения и каждый мог по совести говорить правду, не неся за это никакой опасности, разве только лишиться разных привилегий и льгот. Хватило бы пальцев одной руки, чтобы сосчитать кто, среди архиереев, принёс покаяние за прошлые деяния, зато подавляющее большинство бросилось в головокружительную погоню за материальными благами.

И несмотря на это, внутри Зарубежной Церкви нашлись люди, особенно в архиерейском сане, которые сочли тем не менее возможным предать своё прошлое и встать под управление тех, кого, не без оснований, столько лет и десятилетий разоблачали. Лихо преступили красную черту и смирились с сергианством, с экуменизмом, с новым стилем — полностью забыв, всё то, что раньше писали, говорили и за что стояли. И тут, как в басне Крылова, все эти пятнадцать последних лет веселились, блаженствовали, но когда настала зима, вдруг очнулись, сложили розовые очки, вновь увидели настоящее лицо Кирилла Гундяева и за ним всей Московской Патриархии с её мало изменившимся митрополитбюро. И поняли, что попали в ими же устроенную ловушку ! И как теперь из этого положения выкрутиться ? …

Последние годы Патриархия постоянно нагребала силы. Самой ценной для неё добычей, конечно, было получить в свои ряды сдавшуюся без борьбы бóльшую часть Зарубежной Церкви, её вечного непримиримого доселе врага, который по сущности был отрицанием её бытия. За добычей Зарубежной Церкви, последовала добыча т. н. "Архиепископии Православных Церквей Русской Традиции в Западной Европе" — пышное название Евлогианского раскола , которая все эти годы, трудами своих прославленных богословов, объясняла, что для диаспоры нет спасения вне Константинопольской Патриархии. Но произошло то, что простым росчерком пера, даже не пообщавшись с нею, патр. Варфоломей просто напросто уничтожил эту гибридную структуру, повелев ей влиться в местную греческую епархию, что естественно было ею сочтено за оскорбление. Как же — с положения экзарха почётного главы всей Православной Церкви быть снизведённым до роли служанки и вспомогательной силы какой-то невзрачной епархии ! И тут же все прежние умные разговоры о необходимом послушании Константинопольскому патриарху, которому якобы по канонам должны подчиняться не только все диаспоры, но и все поместные Церкви, вдруг стали забыты и с благодарностью евлогияне пали в объятия Кирилла Гундяева, вспомнив, что когда-то были частью Русской Церкви. Жаль только, что в течении целого века такая мысль их не осеняла и упорно противились они многократным предложениям вернуться в Зарубежную Церковь, из которой в середине двадцатых годов вышли. Но как только произошло вторжение российских войск на Украйну, митр. Иоанн Реннето, глава евлогиян, стал разражаться разными возмущёнными открытыми письмами, призывами, осуждающими одобренную патр. Кириллом политику Вл. Путина, от которой несчастный евлогиянин настоятельно просил отмежеваться. Призывы, по-видимому, желаемой цели не достигли, ничего в этой области не было слышно. Но удивительно то, что никаких последствий за такую дерзость не последовало.

Правда, легко представить себе полное недоумение п. Кирилла, не привыкшего к такому с ним обращению. Его метод "церковного менеджмента" известен — это вертикаль власти, будучи на самой верхушке этой вертикали. Он себя видит в роли своего рода местного папы римского, по принципам Первого Ватиканского Собора, установившего непогрешимость главы Церкви, принимающего свои решения самостоятельно, не нуждающегося в одобрении или совете остальных членов Церкви. Вспомним, как он пинком уволил казавшегося всевластным митр. Илариона Алфеева, который даже слова не посмел обмолвить в свою защиту. Также трусливо-молчаливо поступили и его собратья в архиерейском сане, как и члены Сvнода, от которых не послышалось ни одного слова, ни одного недоуменного вопроса — как можно так поступать с человеком, стоящим на таком пьедестале, доселе пользующимся полным доверием и заслужившим столько наград за свою деятельность ?Но нет, у всех руки по швам, будь у тебя белый клобук или бриллиантовый крестик на нём, что лишний раз показывает, каков удельный вес этих широко раздаваемых наград. А тем не менее, Кирилл никак не отреагировал на дерзость такой маленькой для него пешки, как этот евлогиянин митр. Иоанн. Можно задать себе вопрос — почему ? А вероятно потому, что стал понимать, что у него под ногами земля горит. Его прежний всевластный статут серьёзно пошатнулся и надо ему быть осторожным. Он уже с половиной официальных православных Церквей порвал после неканонических актов, поставленных патр. Варфоломеем на Украйне, но теперь его авторитет стал оспариваться и среди тех, кто стоял на его стороне. Теперь люди не боятся открыто его критиковать. Ходят слухи о желательности выбора нового патриарха. В некоторых странах Европы, ряд приходов, бывших под его омофором, открыто порывают с ним. Надо, мол, быть осторожным с этими европейцами, ведь это витрина, которой нельзя позволить треснуться, нельзя третировать их, как своих доморощенных, с которыми нет надобности считаться.

Тем временем, со стороны РПЦЗ МП, под номинальным водительством своего нового митрополита, устойчиво царит полное молчание. Мы раньше, в самом начале событий, писали о двух выступлениях, хоть и не со стороны архиереев, ни даже духовенства, но одной мiрянки и одной инокини. Эти две реакции давали какую-то слабую надежду, что, что-то зашевелится, но здравые слова и мысли так и заглохли в воздухе, никем не будучи подхвачены. Даже сами обе "женщины-храбрецы" свыклись с создавшимся положением и не сочли нужным пытаться дольше восстанавливать лицо своей Церкви. Сvнодалы, молча, трусливо сидят, хотя можно предположить, что понимают своё позорное положение, но нет уже для того нужной духовной силы, чтобы вырваться из этого унизительного положения. Одно их безусловно мучает теперь : то, что Киевский митрополит Онуфрий порвал с Москвой и отныне они не могут с ним общаться. А питают они куда больше единомыслия и симпатии к Онуфрию, нежели к Кириллу, которого они теперь все "раскусили".

И тут подходим уже к самому болезненному для МП — потеря Украинской Церкви. Потеря, совершившаяся в два приёма : во-первых УПЦ митр. Онуфрия односторонне порвала административные, и даже сакраментальные отношения, решив самостоятельно варить святое Мvро, что есть прерогативой ни от кого не зависящей в таинствах Церкви. А во-вторых, дальнейшее существование самой УПЦ сегодня под вопросом по чисто политическим соображениям, являющимся горячим желанием сегодняшней "демократической" власти. Правительство Зеленского применяет дутые, но хорошо проверенные подлоги, которыми пользовались в течении десятилетий советчики, успешно отыскивая "врагов народа" и прочих шпионов в пользу своей анти-религиозной политики, чтобы перехватить в пользу своей бутафорной ПЦУ, саму сердцевину Православия на Руси — Киево-Печерскую Лавру, которая уже запятнана служением в ней на Рождество и на Крещение Господне команды ПЦУ и самого Епифания.

ПЦУ, или "сборная солянка", как её метко некоторые называют, является разнородным сборищем, в котором, однако, не хватает одного элемента — порядочных священнослужителей. В этом сборище, объединяющем самых ненадёжных личностей, где каждый рад сливать компромат на своего брата, всё бóльшее влияние приобретает известный своей нетрадиционностью, сбежавший с УПЦ бывший секретарь и правая рука покойного митр. Владимiра Сабодана, Александр Драбинко. К тому же, Епифаний, как и множество оголтелых шовинистов-украинцев, горячо приветствует переход на новый стиль календаря. Интересно было бы знать : Епифаний и его сослужители праздновали или нет Рождество за две недели раньше, 25-го декабря ? Оказывается ещё и то, что эта чисто обновленческая Церковь служит на украинском языке ! Сам Епифаний в полном восторге от служения впервые в Киево-Печерской Лавре, заявил после Литургии : « На родном языке прославляем великое событие Богоявления ». Родной язык, это их выдуманная в ХХ-ом веке галиматья. Представить себе Божественную Литургию на современном украинском языке — прямо "святых выноси". ПЦУ с радостью внедряет всё то, что отрывает её от своих традиционных корней, идя по стопам большевиков, перетягивая весь народ на введённый Лениным григорианский календарь, надеясь тем самым ещё больше оттеснить свой народ от России и русских верующих.

Тем временем идёт масштабный план постепенного полного вытеснения УПЦ из украинского пространства, запугиванием священнослужителей, возбуждая против них уголовные дела, лишая их гражданства, отбирая "законным порядком" монастыри и храмы. Сейчас на повестке дня работ Верховной Рады вопрос дальнейшей судьбы Почаевской Лавры. Не скрываемая цель правительства — перелить всю УПЦ в свою новоизобретённую ПЦУ, что ни один православный не может приветствовать. Безусловно, вся ПЦУ вышла из МП и страдает тем же первородным грехом и превозносить её, как это делает германский Вл. Марк, нет никакого основания, однако ставить обе структуры, УПЦ и ПЦУ, на один уровень и отождествлять их — просто нечестно. У первой есть больше, чем видимость Церкви, чего никак не скажешь про вторую, хотя бы потому, что у неё вообще нет ни монахов, ни монашества.

Но как назидательно читать плач и стенания сторонников Онуфрия : «Надо бороться за наши святыни /.../ Отбирают храмы, выгоняют молящихся /.../ Господь поругаем не бывает и всем воздаст по заслугам /.../ Это действие антихриста или его приспешников» … Верные, искренние слова, но их почему-то не было слышно, когда МП с помощью гражданских властей силою отбирала у Зарубежной Церкви храмы. Когда начальник советской Духовной миссии в Иерусалиме, стоя рядом с палестинскими полицейскими в нашем Хевронском монастыре усмехался, когда за ноги тянули вниз по лестнице исповедницу Игуменью Иулиянию, и голова её стукалась по каменным ступенькам …

Да, сейчас явно переживается очередной поворот в жизни Московской Патриархии, могущий привести к радикальному изменению её судьбы, и не в лучшую для неё сторону. И не только в материальном отношении с потерей Украйны, её самого крупного источника доходов. Столько десятилетий совершенно незаслуженно пользовалась она невероятной снисходительностью. Мiръ отказывался смотреть здравыми глазами на её сущность. Предостережения Зарубежной Церкви были гласом вопиющим в пустыне. Только вспомнить, как на Западе встречали патриархийных архиереев с умилением, изощряясь видеть в их лице представителей Церкви-Мученицы, тогда как своим сотрудничеством с безбожной властью, на самом деле, соучаствовали они в задушении веры и в преследованиях православного народа. Такое ослепление, можно полагать, сегодня кануло в вечность. Не на долгие годы, а навсегда. И можно только надеяться, что сами обстоятельства приведут к необходимости принести то глубокое духовное покаяние, которое так ожидалось и не состоялось в девяностых годах. Такое очищение безусловно принесёт много потерь среди кадров, но поставит начало всходу новых сил, новой Церкви. И не будем терять надежду, ибо глубоко убеждены в том, что в недрах народа имеется огромный потенциал искренней самоотверженной веры.

Посеянные равноапостольным святым Великим князем Владимiром плоды дадут ещё о себе знать и вновь воссияет Святая Русь. Буди, буди !

 

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый