Печать
Категория: Ватикан и Россия
Просмотров: 2096

Неужели святые ?

По поводу канонизации двух Пап

 

В воскресенье 27 апреля, ровню неделю после святой Пасхи, Папа Франциск канонизировал двух своих недавних предшественников, Иоанна XXIII и Иоанна-Павла II, провозгласив их святыми достойными для подражания верующими. В православной Церкви в случае прославления святых сказали бы скорее, что отныне можно прибегать к их заступничеству и молиться им, но тут явно делалось ударение на то направление, на тот путь, который они открыли и утвердили в католической Церкви в течении последнего полувека. Путь этот может быть кратко определён одним термином, использованным и популяризированным самим Иоанном XXIII – aggiornamento, и ставшим краеугольным камнем сегодняшней пост-ватиканской католической Церкви.

Понятие aggiornamento можно перевести вполне понятным для каждого русского православного христианина словом — обновление. Папское aggiornamento есть ничто иное, как обновленчество, пересаженное в римо-католицизм. С опозданием на сорок лет на Русских, католики ввели у себя эту смертельную заразу, но в отличие от России, она у них укрепилась, а сегодня стала безповоротным путём и даже теперь официальным путём к святости. Можно прямо сказать, что Папа Франциск канонизировал не столько своих двух предшественников, как канонизировал сам Второй Ватиканский Собор.

.

Бельгийский кардинал Сюененс, один из лидеров обновленческого течения и видный деятель Собора, однажды в момент просветления признался : Второй Ватиканский Собор — это 1789 год в Церкви ! … Правильнее не скажешь. Избрав на римскую кафедру старенького кардинала Ронкалли, «промежуточного доброго Папу», как его тогда называли из-за преклонного возраста и вечной улыбки на лице, вероятно не ожидали, что менее трёх месяцев после избрания, Иоанн XXIII объявит о своём желании созвать ''вселенский собор'' для того, чтобы «открыть окна и впустить немного свежего воздуха в Церковь», как он сам однажды выразился.

В своей вступительной речи по случаю открытия Собора, Иоанн XXIII заявил, что настало время покончить со всесторонними осуждениями, пора заботиться о милосердии, заботиться о мире всего мiра. Суждения на вид весьма правильные, но очень быстро стало ясным какой смысл был в них вложен. Вся эта обновленческая программа была изложена через полгода после открытия Собора и менее двух месяцев до кончины Папы-обновленца в обнародованной им энциклике «Pacem in terris », являющейся как бы его духовным завещанием и путеводителем новосозданной римо-католической религии. Весь смысл энциклики — приноровить, приспособить Церковь и её учение к современному мiру, полностью забывая, что по слову апостола он во зле лежит, а князь его сам сатана.

При его непосредственном предшественнике Пии XII Католическая Церковь, хоть и давно уже отпавшая от Православия, была ещё похожа на традиционную Церковь, считала нужным и даже жизненным предостерегать против апостасии, разоблачать лжеучения, извращающие человеческие души. Самая памятная энциклика Пия XII « Humani Generis » носила подзаголовок : « О некоторых ложных мнениях, угрожающих подрывом основ католического учения ». Но созванный Иоанном XXIII Собор ничуть не преследовал цель бороться с ересями и заблуждениями. Наоборот, в своём вступительном слове 11 октября 1962 сей Папа-обновленец с удивительным оптимизмом, или наивностью, прямо сказал, что этим заботиться просто излишне, ибо как только эти заблуждения появляются, «тут же и рассеиваются, как туман с восходом солнца /.../ да и люди сегодня их сами уже отвергают». Поэтому, говорить о новосозданной религии и о Ватиканском Соборе как о 1789 годе никак не преувеличено.

Отныне эта Церковь должна была показывать более привлекательное лицо, не быть замкнутой, а наоборот открытой новым веяниям и мiру, в котором все религии спасительны и могут свободно излагать свои учения. Иоанн XXIII открыл таким образом широкий путь экуменизму для своей Церкви. Для него настало время примирить Церковь с мiром. Несчастные католики должны были бы видеть, куда такая утопия их привела. Однако, наблюдая с каким восторгом канонизация родоначальника этой утопии была встречена народом, показывает насколько само понятие о Церкви Христовой утрачено рядовыми католиками, за что можно только ещё более пожалеть их.

Польского Папу все ещё имеют в памяти и о его популярности вряд ли стоит говорить, но эта популярность сделала из него своего рода медийного продукта, т. е. то именно, что требует современное общество и столь созвучно нашему времени. Эта популярность не покидала его в течение 27 лет его понтификата. Но скажем сразу, от популярности до святости — путь ещё далёк.

Межрелигиозное собрание в Ассизи, созванное им в 1986 году и на котором вместе молились представители всех христианских деноминаций, евреи, мусульмане, индуисты, буддисты, шинтоисты и проч. и проч., останется в глазах истинно верующих христиан тяжёлым пятном в современной истории Церкви, но с другой стороны, в восприятии бездушного современного мiра этот церковный позор останется одной из вершин его понтификата, принесший ему всенародную славу. Своей этой инициативой он прямо вписался в процесс мондиализации и даже перешагнул на несколько верст Мiровой Совет Церквей. До сих пор можно ещё слышать, как с ностальгией говорят о «духе Ассизи» … Но следует ли этому удивляться ? Современный бездушный мiръ отвергает не только истинное христианство, но и простой традиционный уклад жизни, однако очень приветствует наличие нечто псевдохристианского, придающего немного лжедуховности пресной современной жизни. Поэтому Ассизское мероприятие было встречено бурным одобрением со стороны мiра сего.

Какие традиционные примеры исповедания христианства он давал людям и что от них осталось ? Зато помнится, как он демонстративно посещал синагоги, молился у Стены плача, принимал Фиделя Кастро и ездил к нему, помнится, как он с благоговением лобызал Коран и возносил молитвы, дабы святой Иоанн Креститель ограждал Ислам, тогда как первохристиане шли на смерть за то, что отказывались курить фимиам перед идолами и лже-богами. Вчерашние святые умирали за веру, за истину, а не лобызались с еретиками и не участвовали в их службах. Или же это то, что теперь понимается под названием «живое предание», или же сейчас пошла новая норма святости ? Есть ещё одна область, в которой он оставил прочный след, — это защита прав человека. Конечно все мы согласны с тем, что надо защищать невинно преследуемых, обижаемых, угнетаемых, однако надо знать и помнить, что, ставшие последним догматом нашего павшего мiра права человека, в своём принципе, являются не христианским понятием, а масонским.

Все эти характеристики и деяния Иоанна-Павла II очень и очень политкорректны и вызывают горячее одобрение, но идут в полный разрез со словами Господа нашего Иисуса Христа — будете ненавидими от всех имени Моего ради. Ненавидимыми, а не возлюбленными.

Есть ещё один пункт, входящий в основу всеобщей славы Иоанна-Павла II : будто он повалил берлинскую стену позора и он победил коммунизм. Эти утверждения так муссировались, во всяком случае на Западе, что нельзя их не упомянуть даже если для нас они являются полной фантастикой. Этот вопрос заслуживал бы серьёзного изложения, но ограничимся двумя-тремя фактами, которые нам кажутся вполне достаточными, чтобы рассеять эту химеру.

Примас Польши кардинал Стефан Вышинский был принципиальным, настоящим, открытым противником и борцом с коммунизмом за что всю свою жизнь был преследуемым властями. Кардинал-Примас Венгрии Йожеф Миндсенти был арестован в 1948 году и приговорён к пожизненному заключению за свою анти-коммунистическую деятельность, был освобождён только благодаря событиям 1956 года. После подавления восстания коммунистами нашёл убежище в американском посольстве, где безвыездно прожил целых 15 лет. Благодаря международным переговорам и давлениям удалось его вывезти в Вену, где он провёл 4 последние года своей земной жизни. Это да — примеры истинных борцов с коммунизмом. Но таков ли был Кароль Войтыла ? Он ведь всю свою церковную карьеру успешно сделал при коммунистах, вплоть до сана кардинал-архиепископа Кракова ! Даже если Польша не Советский Союз, мы ведь знаем, как происходили церковные карьеры в коммунистических странах и какую ''гибкость'' надо было проявлять, чтобы оставаться на плаву. И даже став Папой, проявлял он очень большую осторожность и на самом деле мог бы сделать намного больше для своего народа. Но это другая, целая тема. Однако следует нам определённо сказать, что если кому должны быть благодарны за освобождение от коммунистической чумы, то никак не ему, а пролившим потоками свою кровь Святым Новомученикам.

Но мы были бы несправедливыми, если не указали на один факт, заслуживающий по настоящему уважения : то смирение, с которым он перенёс последние месяцы, год полтора, своей жизни. После той удивительной жизненной силы, проявленной в течение четверти века, он с невероятным и заслуживающим уважения смирением перенёс посланное ему свыше испытание : будучи в полном здравом уме, быть безпомощным существом, влекущим чисто вегетативную жизнь, неспособным даже в последнее время говорить. И этот крест он чисто по-христиански донёс до последнего, без малейшего ропота.

Итак, если не считать эту самую последнюю страницу его жизни — в чём проявилась его святость ? Явно, что сегодня в Ватикане к этому вопросу подходят не с той же точки зрения и не с теми же требованиями, что в Православной Церкви. Один из самых влиятельных кардиналов Поль Пупар — до недавнего времени председатель двух Папских Советов по делам культуры и по межрелигиозному диалогу, обосновал по радио Ватикана эти две канонизации тем, что Ватиканский Собор должен быть признан, как своего рода компас или путеводитель по указаниям которого следует продвигаться в жизни, в верности к вдохновению его зачинателя, Иоанна XXIII, и в продолжении того, как применил его в жизнь Иоанн-Павел II в течение всего своего понтификата.

Как выше писали — произошла канонизация Второго Ватиканского Собора. Совершая это, и тем самым угождая мiру, Папа Франциск возможно готовит и свою будущую канонизацию. А чтобы никого не обидеть, в последний момент вспомнили даже и о совершенно невзрачном Павле VI, которого обещали в скором будущем объявить блаженным, то-есть возвести на первую ступень святости. Павел VI был первым кардиналом, поставленным Иоанном XXIII. Под его началом прошли фактически все 3 года заседаний с перерывами Собора. Как плод этого Собора, состоялась памятная встреча и лобызание на Елеонской горе между Павлом VI и Афинагором I. За лобызанием последовало и так называемое ''снятие анафем'' между Католической и Православной Церквами. ''Так называемое'', потому что с богословской точки зрения анафемы не снимают, можно только выйти из под анафемы, но поскольку нам известно этого сделанного не было. Тем не менее, в воскресенье 25 мая 2014 года, состоится на том же месте в Иерусалиме встреча между Папой Франциском и Патриархом Варфоломеем в знак 50-летнего юбилея жеста их предшественников.

Является ли экуменизм тем знаком свыше, подтверждающим святость этих двух Пап ? Другого, видно, не нашли. Зато свыше был дан знак, угрожающий знак. Уродливый изогнутый дугой 30-метровый деревянный крест с 600-килограммовым распятием наверху, более напоминающим копию ракеты «Восток» в бывшем ВДНХ, чем христианское распятие, поставленный в честь Иоанна-Павла II по случаю приезда в альпийский городок Сево, неожиданно с треском рухнул и раздавил на смерть молодого юношу, беседовавшего со священником. Будучи инвалидом, молодой человек не смог во время отбежать и избежать ужасной, символической смерти. Итальянские газеты преподнесли ещё другую информацию : несчастный юноша проживал по адресу улицы « Папа Иоанн XXIII » …

Для религиозного сознания это не может быть игнорируемой случайностью. Один из показателей к прославлению со святыми — исцеление людей. А тут, под началом двух Пап, вышло как бы совсем наоборот. Но это ничуть не остановило предпринятый процесс и прошло, как будто незаметно. Вот кого Ватикан мог бы прославить, не вызывая ни недоумений, ни возражений.

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый