Печать
Категория: Ватикан и Россия
Просмотров: 3912

Униаты лучшие защитники Православия ?

 

Наше заглавие есть, конечно, ничто иное, как игра слов. Вопрос униатов всесторонний и к нему можно подходить с чисто политической точки зрения, как и с духовно-богословской, не забывая и историческую и просто человеческую. Лет 20 тому назад мы немало занимались темой Унии и Восточного обряда в связи с воскрешением этих вопросов благодаря горбачевской "гласности-перестройке" и небезынтересно вернуться к этим вопросам сегодня, но теперь в связи с выбором нового униатского предстоятеля.

Думая об Унии, невольно в голову приходит образ легендарно-мифической гидры, этого многоголового существа, у которого одна из голов безсмертна и время от времени даёт о себе знать и будоражит спокойную жизнь и планы современников. Исторически Уния родилась на лицемерии, на обмане и на насилии, что и объясняет общее критическое отношение к этому двуликому явлению, с юмором, но точно названному Государем Павлом I, «ни рыбой, ни мясом». На самом деле — как иначе определить такой смешанный род верующих, ни латинян по обряду, ни православных по вере, но относящихся и к тем и к другим ? И если Уния всегда воспринималась, как инородное тело на исконно православных землях, то и для католиков нередко выглядывала она неугомонной союзницей, приносящей больше тревоги, чем удовлетворения. Уния на самом деле «ни рыба, ни мясо» не только с православной точки зрения, но и с католической, так как эта неспокойная дочь не играет в одной католической сборной под руководством Папы, а самостоятельно исполняет свою собственную партитуру, которая, как в частности сегодня, не всегда совпадает с прямыми интересами дня и Ватикана, и союзничающих с ним. .

Если взять истекшие 50 лет Уния прошла через несколько противоположных стадий. От полностью административно, и частично физически, ликвидированной Сталиным после 1946 года, воскресла из пепла с горбачёвской перестройкой, но не только воскресла, а, долго не думая, решительно пошла в начале 90-ых годов в наступление, порою кровавое, против православных, лишний раз показав, что спокойно жить не умеет.

Но последние годы, во всяком случае нам со стороны так казалось, обстановка умиротворилась, хотя конечно на отвоёванной униатами позиции. Если можно так выразиться — в обстановке pax uniana. Понимаем и сочувствуем православным, живущим в этих краях не легко им было расставаться со знакомыми и родными храмами, но и в этом есть свой назидательный урок, конечно говорим не о простых верующих, а о сергианствующей верхушке : могли они прочувствовать, что испытываешь, когда тебя голой силой безправно выбрасывают из собственного храма на улицу. Хотя, судя по недавним событиям в Суздале, Барнауле и Ижевске можно убедиться, что в области нравственности сергиане никакой пользы из этого не извлекли : какими бандитами были, такими и остались. Горбатого одна могила исправит. Но относительно униатов остаётся факт, что при последнем их главе кардинале Любомире Гузаре Украинская Греко-Католическая Церковь /УГКЦ/ вела себя более менее спокойно, и можно было подумать, что на долгое время установлено некое равновесие.

Но не тут-то было. С уходом на покой пожилого Любомира и избранием юного, 40-летнего, Святослава Шевчука снова забурлила униатская жизнь, закипела униатская кровь. Не прошло и недели после выборов, Святослав Шевчук уже в Ватикане, но не для того, чтобы представиться, получить благословение на своё новое служение, а с требованием и не малым требованием : ни более, ни менее, чем возвести его в патриархи, а его греко-католическую Церковь преобразовать в украинский Патриархат.

Для каждого знакомого с историей Унии и её тяжелейших отношений с Православием, понятно что это ничто иное, как очередной casus belli и многих удивили слова Илариона Алфеева о готовности МП «к развитию конструктивной дискуссии» с униатской Церковью, дискуссии вписывающейся в общий «стратегический альянс», намечаемый с Ватиканом. Конечно, не следует чрезмерно удивляться словам Илариона Алфеева и Кирилла Гундяева, они и ко иному нас приучили, но всё же ...

На самом деле, немедленно поднятый вопрос об украинском (католическом) Патриархате не может расцениваться иначе, как вызов брошенный Православию, но именно Православию, а не Гундяеву и Алфееву, чем фактически может быть и объясняется их благожелательная реакция ... Вспомним, что вопрос Патриархата уже упорно безуспешно поднимался в частности двумя видными и выдающимися главами УГКЦ — митрополитом Андреем Шептицким (+1944) и его преемником кардиналом Иосифом Слипым (+1984) и были всегда категорически отвергнуты всеми последовательными Папами. В частности, настойчивость кардинала Слипого была отклонена четырьмя Папами, начиная с Иоанна XXIII. В 1971 г. Павлу VI пришлось наконец нельзя более ясно сказать, что установление украинского Патриархата невозможно «по каноническим, экуменическим и пасторальным причинам». Легко понять, как такое объяснение могло болезненно ранить и без того щепетильные чувства униатов. Тут наглядно проглядывает цинизм Ватикана, который, не церемонясь, даёт понять своим же, некогда совращённым с православного пути униатам, что было время, когда они были полезны для удовлетворения политических амбиций понтификов, но эти времена канули в вечность. Сегодня картина коренным образом изменилась ибо, что стоит удовлетворение желаний горстки униатов по сравнению с возможным овладением стомиллионной массой русских душ посредством экуменизма ? Униаты не могли не понять, что они являются лишь пешкой в игре Ватикана, который, верный своему принципу "цель оправдывает средства", не стесняется в связи с обстоятельствами жертвовать их интересами. Такое оскорбление не могло оставаться без ответа и, в апреле 1975 г., Слипый самозванно произвёл себя в "Патриарха Иосифа I". А сам факт, что ровно 36 лет спустя всё то же требование о патриархате и о патриаршестве нисколько сегодня не утеряло своего болезненного значения, говорит о многом.

Тем временем, всего 5 месяцев после восшествия на папский престол, поляк Кароль Войтыла обнародывает 19 марта 1979 просторный документ известный под названием «Письмо кардиналу Иосифу Слипому», в котором снова в самых положительных красках описывается униатский путь и даётся понять, что новый Папа будет добиваться его легализации в Галиции. В патриархийной среде, письмо произвело впечатление взрыва бомбы и особо всколыхнуло Отдел внешних сношений. Тогдашний председатель Отдела минский митрополит Филарет не пропускал случая выразить своё негодование и не боялся прибегать к частым анти-католическим выступлениям, что могло только радовать православный народ, даже если главной причиной подобного "православного рвения" заключалось в том, что реанимация Унии ставит под удар все плоды экуменического диалога.

Но такое противостояние Католицизму со стороны патриархийной верхушки долго не продлилось. Как выше было сказано, на советскую сцену появился знаменитый Горбачёв со своей "гласностью-перестройкой", приведшей страну к полному экономическому и политическому краху. В надежде спасти от окончательной разрухи милый его сердцу советский режим, забыв всякий стыд, Горбачёв пошёл попрошайничать благословение для своей перестройки у человека, признанного "міровой совестью" живым олицетворением наиглавнейшего сегодняшнего догмата прав человека. Иоанн-Павел II великодушно пошёл навстречу советскому генсеку, но естественно — не даром.

На самом деле нас всегда удивляло, что почти никем не был по долгу подчёркнут глубинный смысл и последствия сенсационной встречи, состоявшейся 1 декабря 1989 г. в Ватикане. Для внешних это в основном была встреча между верховными представителями двух антагонических міров, закончившаяся тем, что Горбачёв, став рукопожатным, выиграл в порядочности, а польский Папа подкрепил свой статут доброго прощающего христианина, тогда как настоящим итогом встречи стала, одержанная Ватиканом блестящая победа, только не над "силой зла", а над Православием.

В тайне личной библиотеки Папы, за глазами журналистов и телекомпаний, состоялась следующая сделка : цена за поддержку перестройке — регистрация греко-католической Церкви и в добавок обязательная кадровая перестановка в Отделе внешних сношений МП. И прямым результатом сделки стало, в тот же день, немедленное смещение несговорчивого и набившего оскомину митрополита Филарета и замена его ... никем иным, как тогда совсем молодым Кириллом Гундяевым !

Помнится, как уже тогда широко ходили слухи о том, что сегодняшний предстоятель МП, как и его авва ленинградский митрополит Никодим, является тайным кардиналом. Ни доказательств, ни опровержений сему никогда не было, зато остаётся неоспоримым фактом, что Гундяев является во главе МП прямым ставленником Иоанна-Павла II. И надо отдать ему должное : за истекшие 20 лет он ничего не делал для опровержения этого определения. А назначение на освободившееся место во главе Отдела внешних сношений столь противоречивой личности, молодого фило-католика Алфеева, только подтверждает этот факт.

Весь вопрос в том — хватит ли мужества и духовных сил у патриархийного духовенства и пасомых, чтобы воспротивиться этому неизбежному скольжению в католичество ? Не исключено, что своей ретивостью, поспешностью и отсутствием дипломатического чутья Уния поможет остановить это движение, провалит экуменические надежды и, как ни странно, таким образом станет ... лучшим защитником Православия.

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый