Печать
Категория: События
Просмотров: 5142
 

Приснопамятный Брат Иосиф

15 лет – 30 лет ...

 

Трудно себе представить, что вот уже 15 лет прошло с того жуткого дня, когда все мы узнали потрясающую новость зверского убийства нашего дорогого, всеми любимого брата Иосифа, достойнейшего хранителя дивной Мvроточивой Иверской Иконы Пресвятой Богородицы. Как гром среди бело дня, 31 октября 1997 года, по всему свету молниеносно пронеслась ужасная новость, в которую никто верить не хотел и не мог.

Ведь вспомним : вся Зарубежная Церковь готовилась три недели спустя, 24 ноября, радостно праздновать 15-летие дивного чуда, облетевшего весь православный мiръ, и не только православный, так как по сей день нет церковного католического магазина, в котором не была бы выставлена на продажу копия нашей Монреальской Иверской Иконы Вратарницы.

В течении этих 15 лет Мvроточивая Икона стала воистину вселенским явлением и, благодаря Ей и брату Иосифу, с пристальным интересом и уважением стали со стороны смотреть на Зарубежную Церковь. Брат Иосиф и Икона это одно единственное нерасторжимое явление, в чём сегодня каждый может убедиться : исчез брат Иосиф и с ним исчезла и Икона. Исчезла таким же сверхъестественным образом, каким и явилась в один прекрасный день 30 лет тому назад … Но Икона не просто исчезла, она увенчала своего благочестивого и любвеобильного хранителя мученическим венцом.

.

Брат Иосиф не любил распространяться о своей жизни, о своём детстве, о своей семье. Он даже строгозапрещал говорить или писать о своей семье. Были попытки составить его биографию, но проверяя их он решительно перечёркивал всё слишком личное, семейное, не относящееся к Иконе. Тем не менее мы знаем, что его аристократические корни восходят глубоко в историю Испании, что оставило глубокий отпечаток на его личности.Получив при крещении имя в честь праведного Иосифа Обручника, хранителя Девства Пресвятой Богородицы, можно сказать, что с самого рождения брат Иосиф был отмечен Провидением. Как и его небесный покровитель никогда не выступал в первом ряду, всегда стоял в тени, но неотступно при Деве Марии, так и брат Иосиф, когда привозил Икону в какой-либо приход, то, по врождённой скромности, сразу передавал Её кому-нибудь из служителей, а сам исчезал в толпе молящихся и становился где-нибудь в углу храма или в притворе и молился, будто самый простой прихожанин. Кто с ним лично не был знаком, никогда бы не заметил его и не подумал бы, что этот скромный человек с добрейшим лицом и улыбкой, вечно облечённый в серый плащ и чёрную рубаху мог быть этим всемiрно известным избранником Божиим.

«Ни тебя, ни меня не выбрала Богородица, а брата Иосифа, и не случайно, знала Она, что делает» – говорил нам наш приснопамятный Архиепископ Антоний Женевский. Со своей стороны брат Иосиф не менее высоко ценил Архиепископа Антония и всегда говорил, что это единственный человек, который заботился не только об Иконе, но и о его душе, о его духовном состоянии. Куда бы не приезжал он со своей Иконой, всегда искренне рад был приносить неизмеримую радость людям, но иногда в откровенном разговоре признавался, как бывает ему трудно нести возложенный на него Крест, и именно Владыка Антоний был одним из редких, кто понимал его состояние и терпеливо переносимое внутреннее борение.

Видя брата Иосифа вечно улыбающимся и на вид здоровым, мало кто знал, что на самом деле он страдал острым диабетом, вероятно унаследованным от отца, умершего именно от этого недуга не дожившего до 50 лет. Ему следовало бы лечиться, всегда соблюдать особую диету, иметь спокойную регулярную жизнь. Его мечтой было бы уйти в монастырь, но этого не делал, так как Икона явилась в Зарубежье, в мiру, и значит тут должно было проходить его служение, которое из-за безпрерывных путешествий по всему Зарубежью и из-за болезни становилось порою трудно выносимым подвигом. Но это был его Крест, который он донёс до последней минуты жизни, и который несомненно привёл его в селения райские. В духовном и моральном смысле, ещё при жизни до своей мученической кончины, он был уже мучеником, но мало кто об этом знал и заботился.

Также любил он общаться, иметь духовные разговоры с матушкой Игуменьей Магдалиной (гр. Граббе), от того так любил он приезжать в Леснинскую обитель, где часто оставался отдыхать по несколько недель подряд, что дало ему возможность оставить на долгую память о себе расписанный его рукой иконостас зимнего храма монастыря. На иконостасе изобразил он святого оптинского старца Амвросия до церковного прославления оптинских старцев, на что испросил и получил особое благословение. Его желание изобразить именно этого святого стало понятно, когда впоследствии узнали о его тайном монашеском постриге под небесным покровительством старца Амвросия, чьё имя он получил в монашестве.

Поездка в Болгарию к нашим старостильным братьям для него осталась светлейшим воспоминанием в жизни, общение с истинной праведницей Игуменьей Серафимой, урождённой светлейшей княжной Ливен, со всем Покровским софийским монастырём, с епископом Фотием и благочестивым болгарским народом. Ведь за короткое пребывание в Болгарии пришло более 60.000 молящихся поклониться чудотворной Иконе.

О многочисленных чудесах, связанных с Иконой уже много писалось. Поделимся одним таким сверхъестественным явлением, поведанным самим братом Иосифом. Нас удивляло, как, в обстановке постоянных путешествий, никогда у него не было неприятностей и осложнений при пересечении границ. Ведь для всех нас Икона была драгоценна своим мvроточением и чудотворностью, но для постороннего таможенника это всего лишь предмет искусства, покрытый драгоценными камнями. С детской доверчивостью брат Иосиф говорил, что не волновался так как всегда с собой имел на всякий случай письмо, подписанное Владыкой Митрополитом … Тем не менее, без всяких вопросов, Икона со своим хранителем пересекала всевозможные границы за одним исключением. Однажды, при въезде в Германию, один особо подозрительный таможенник готов был не пропустить брата Иосифа из-за неимения официального документа на Икону. В конце концов согласился пропустить при условии сделать снимок фотоаппаратом полароид, позволяющим моментально проявить фотографию. Раз снял – ничего не вышло, второй раз – не лучше. Тогда брат Иосиф с улыбкой протягивает ему цветную фото-открытку Иконы : «Вы кажется хотели снимок…» ! Для глубоко верующего хранителя Иконы ничего тут удивительного не было : видя надменность и грубость таможенника, Божия Матерь просто не дала себя снять ! С виду анекдотичный случай, но о многом говорящий … Можно также было бы говорить и о прозорливости самого брата Иосифа, в чём не раз многим приходилось убедиться.

До сих пор остаётся – и навсегда останется – непонятным, почему сие дивное чудо явилось в Русской Зарубежной Церкви и именно у человека не русского происхождения ? Однозначного ответа на этот вопрос быть не может. Неоднократно отмечалось что Икона замvроточила год спустя после прославления сонма святых Новомучеников Российских и святого Царя-Мученика Николая. Сегодня, 30 лет спустя, этот общепринятый акт кажется вполне естественным, но все уже забыли, насколько был он тогда дерзновенным и по-человечески рискованным. Со всех сторон пророчили конец Зарубежной Церкви, если она совершит этот якобы политический шаг. Тем не менее, самая можно сказать малая по количеству Церковь никого и ничего не побоялась, но прислушавшись к своей совести, сделала то, на что никто во всём христианском мiре не решился бы. С одной стороны – невероятный по своей смелости вызов всему современному мiру, его апостасийной идеологии, а с другой стороны горячее исповедание христианского упования и почитания истинных учеников Христа-Бога, подвижников, не побоявшихся восстать против служителей князя мiра сего, не сдаться перед сатанинской безбожной властью ... Заметим, что до сего дня мощная католическая Церковь не посмела прославить жертв французской революции, погибших за веру и самого короля Людовика XVI, принявшего смертный приговор с верой праведника. Год после смерти брата Иосифа и исчезновения Иконы, в жуткий день 7 ноября, стало мvроточить в России литографическое изображение св. Царя-Мученика, написанное в Америке, а тем временем святость Царских Мучеников стала общепринятым фактом.

Избранник Божией Матери, будучи сознательным членом Зарубежной Церкви, тем не менее, как всем известно, не был русским, но обратившимся в Православие в 14-летнем возрасте испанцем. В этом тоже можно увидеть поучение : своего рода вознаграждение Зарубежной Церкви за обширную миссионерскую деятельность, проделанную за все эти десятилетия среди иноверных народов. Понятно, что все иноверцы, перешедшие в Православие особенно любили его, но брат Иосиф часто не соглашался с их неофитской ревностью и, естественно, придерживаясь твёрдых убеждений и непоколебимой православной веры, проявлял здоровую широту взглядов и терпимость ко всем людям.

Была у нас Икона и почти уже привыкли мы к этому вселенскому чуду. К чуду привыкать нельзя, – очень мудро говорил брат Иосиф. Иконы и её хранителя среди нас больше нет. Вероятно не поняли мы смысл столь обильно дарованного нам чуда и не заслужили его. Правильный ключ к пониманию этого чуда вероятно был нам дан приснопамятным епископом Григорием /Граббе/. На вопрос, заданный в Леснинской обители – чем мы заслужили такое чудо, мудрый Архиерей ответил : Икона явилась у нас не ради наших заслуг, а ради грозного предупреждения.

Кому больше дано, с того больше спросится. Кому, как не нам было много дано. Икона явилась в апостасийное время и даже если многие этого не замечали, апостасия бродила уже тогда и в среде Зарубежной Церкви. Если явление Иконы было грозным предупреждением, то обернулось оно для нас сегодняшней трагедией. Тем не менее, каждому ещё дано время опомниться.

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый

 

* * * * *

 

ФОНД ПАМЯТИ БРАТА ИОСИФА поминает 31октября 2012 г.

15-летие мученической кончины хранителя Мироточивой

Иверской Монреальской Иконы Божией Матери

и предлагает его жизнеописание

 

Дивен Бог во святых Своих, и часто Он ведет искренних рабов Своих путями необычными, не укладывающимися в представлении большинства. Один из примеров такого особого пути служения - жизнь брата Иосифа. Во многом и жизненный, и духовный путь этого избранника Божия был скрыт от посторонних глаз. Хотя круг его общения был очень велик, лишь немногие представляли полную картину его жизни. При встречах с людьми брат Иосиф не раскрывал себя полностью, говоря с каждым на его языке, открываясь каждому по-разному. Поэтому мнения знавших его людей могли быть различны и противоречивы. Учитывая пожелания своей матери, брат Иосиф еще при жизни просил нас не писать о его семье.

Сие житие было составлено по рассказам близких друзей и духовных чад брата Иосифа, а также со слов Первоиерарха РПЦЗ митрополита Виталия и других людей, оставивших свидетельства о брате Иосифе и о Мироточивой Иверской Монреальской иконе Божией Матери.

 

Жизнеописание брата Иосифа Муньоса

 

Брат Иосиф Муньос Кортес родился 13 мая 1948 года в испанской католической семье в Вальпараисо, в Чили, от благородных родителей. С ранних лет мальчик воспитывался в духе благочестия и особого почитания Царицы Небесной. Имея милосердное сердце, карманные деньги, полученные от матери, он раздавал бедным. Маленького Иосифа отпускали в женский монастырь кармелиток, где он иногда прислуживал в церкви. Однажды ему поручили нести крест перед Святыми Дарами, с которыми сестры шли к умирающей монахине. Иосиф знал, что не смеет говорить. Однако, стоя на коленях, попросил монахиню помолиться о нем в Царствии Небесном и услышал от нее утвердительный ответ.

Когда Иосиф был еще подростком, Господь привел его в храм Зарубежной Церкви в Сантьяго, где служил архиепископ Леонтий Чилийский. Мальчика так тронула доброта и сердечное отношение Владыки, что он стал посещать этот православный храм. Позднее, когда Иосифу исполнилось 14 лет, Владыка Леонтий по его просьбе присоединил его к православию. Владыка Леонтий, не оставлявший духовного попечения о юноше, взращивал в нем монашеские устремления. Именно с его помощью Иосиф обучался началам монашеской жизни, умному деланию и откровению помыслов.

С детства Иосиф имел хорошие способности к рисованию. Окончив Школу Художеств в Сантьяго, он получил диплом искусствоведа и затем занимался преподавательской деятельностью.

В 1971 году Владыка Леонтий отошел ко Господу, и Иосиф, решивший посвятить свою жизнь монашеству, обратился к архиепископу Монреальскому и Канадскому Виталию, в ведении которого находился Преображенский мужской скит в Мансонвилле и иноческое братство на Архиерейском подворье. Желанием Иосифа было поступить в братство и обучаться иконописи. Получив благословение, Иосиф в 1974 г. переехал в Канаду.

Однако, жизнь на подворье в Монреале для молодого испанца складывалась трудно. Незнание русского, а также недостаточное знание французского языка, занятость на других послушаниях мешали Иосифу осваивать иконописное дело. Поэтому, не прерывая связи с подворьем, он стал обучаться на государственных курсах французского и английского языков. Закончив оба курса языков, Иосиф в 1979 году поступил в Монреальский университет на отделение теологии, которое закончил с защитой диссертации об апостоле Павле. Ему тогда приходилось тяжело работать, чтобы обеспечить свою жизнь.

Одновременно Иосиф не оставлял своего стремления к занятиям иконописью. Он много читал, работал самостоятельно. Полученное ранее художественное образование помогло ему довольно быстро достичь хороших результатов. Со временем Иосиф начал получать заказы и смог скромно существовать в небольшой квартире в Монреале.

В 1982 году Иосиф отправился на Афон. В маленьком скиту Рождества Христова он увидел копию древней Афонской Иверской иконы Божией Матери - Портаитиссы, написанной в этом скиту. Икона так поразила его, что брат Иосиф несколько раз просил продать ее, но игумен и монахи отвечали, что эта святыня не продается. На ночной литургии Иосиф на коленях молился Пресвятой Богородице. В его душе была уверенность, что Икона пойдет с ним. Перед отъездом Иосифа из скита игумен Климент совершенно неожиданно подарил ему Икону, сказав: ”Иосиф, Божья Матерь хочет идти с тобой”. Видя бедность скита, Иосиф предложил игумену деньги, но тот категорически отказался, сказав, что за святыню денег не берут. Тогда брат Иосиф дал обет, что Икона никогда не станет источником наживы.

Тут и начинается настоящий подвиг брата Иосифа, ясно и сознательно принятый им с момента получения своей Иконы. Он отказывается от всех привязанностей: от семьи, имения, друзей, принимает полную нищету, веря, что Господь не оставит, чтобы всю свою жизнь посвятить через Образ Матери Божией страждущему Божьему народу. Он сразу испросил у Богородицы любовь ко всем и смирение на это служение и не отходил больше от назначенного себе пути.

С игуменом Климентом брат Иосиф сохранял связь вплоть до блаженной кончины старца, которая последовала в 1997 году в день Торжества Православия. Приезжая в скит, он получал от своего духовного учителя наставления. Старец Климент благословил ему ежедневное правило по четкам (1000 Иисусовых молитв и разные чтения из св. Писания). По возможности брат Иосиф вычитывал весь богослужебный круг. По благословению старца Климента, находясь в дороге, он заменял свое келейное правило Иисусовой молитвой, которую уже творил непрестанно. В начале 90-х годов старец Климент постриг брата Иосифа в монашество с именем Амвросий в честь великого старца Амвросия Оптинского. Это был тайный постриг, о котором знали всего несколько человек.

Возвратившись в Монреаль, брат Иосиф поместил Икону в святом углу рядом с мощами святых Киево-Печерской Лавры и мощами особенно им чтимой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны и умученной с ней инокини Варвары. С особым трепетом и почтением он относился к святым мощам. У брата Иосифа хранилось много мощей, которые приходили к нему иногда чудесным образом. Однажды во Франции брат Иосиф передал одному католическому священнику две иконы Ангелов, написанные на заказ. Священник пригласил брата Иосифа осмотреть храм, в котором служил. Там Иосиф увидел мощи св. Климента, папы Римского, и благоговейно поклонился им. Священник подарил ему мощи, как ставшие ненужнымиi. На хранение святых мощей брат Иосиф имел благословение Владыки Леонтия. Маленькая квартира Иосифа всегда чудно благоухала. На вопрос, почему в его квартире столько мощей, Иосиф отвечал, что они для него - большая духовная поддержка. Он говорил: "Святые были такими же людьми, как и мы. В их жизни случались и ошибки, и падения, но они подвизались ради Христа и теперь сияют на небесах. Если мы приложим все усилия нашей души, все способности, которыми Господь нас наградил, - а Он создал нас совершенными, - мы при молитвенной поддержке святых также можем достичь святости".

Брат Иосиф затеплил у подаренной Иконы лампаду и три недели читал акафист Божией Матери. 11/24 ноября 1982 года чудный образ Богоматери замироточилii. О чуде мироточения Иконы скоро стало известно во всем православном мире. С этого момента жизнь брата Иосифа сильно изменилась. Он стал сопровождать Владыку Виталия (ставшего в 1986 году митрополитом РПЦЗ после почившего святого Митрополита Филарета) в поездках с Иконой по приходам разных епархий. Из разных мест постоянно поступали просьбы и приглашения, и часто брату Иосифу приходилось ездить с Иконой в одиночку. Он строго держался своей принадлежности к Зарубежной Церкви и без благословения священноначалия не предпринимал ничего. Икона посетила все епархии Русской Зарубежной Церквиiii.

В 1991 г. брат Иосиф впервые посетил Аргентину, хотя приглашение оттуда ему было выслано сразу после явления Иконы, и люди с нетерпением и молитвой ожидали встречи с Иконой и братом Иосифом. Икона побывала в разных уголках Аргентины и соседних стран, где были православные. Было очень много чудесiv.

Везде Икону встречали с большим торжеством. Молебны с акафистом служились и в огромных храмах, и на приходах, в больницах, в домах престарелых, а также в домах тяжелобольных, страждущих, чающих утешения людей.

Удивительно было то, что истекавшего мира, которым помазывали людей, хватало всем молящимся, независимо от их числа. Было несколько случаев, когда мироточение прекращалось. Брат Иосиф молился перед Иконой, и на глазах изумленных людей миро появлялось снова. Из года в год мироточение прекращалось во время Страстной седмицы.

Очень любил брат Иосиф приезжать в Леснинский монастырь во Франции, где обычно Икона мироточила особенно обильно. Ежегодно он старался провести в монастыре Пасху, а также престольный праздник чудотворной иконы Леснинской, отмечаемый в начале октября. В монастыре у брата Иосифа была своя келья, там он мог заниматься своим любимым делом - иконописью. В Леснинской обители братом Иосифом был расписан иконостас с Царскими вратами в зимнем храме. С большой теплотой он относился к сестрам: подбадривал молодых послушниц, делился своим опытом, стараясь утешить в искушениях. С монахинями он любил говорить на духовные темы, с интересом слушал монастырские предания.

Игумения Леснинского монастыря, матушка Магдалина, была большим духовным другом брата Иосифа. К ее советам и наставлениям в духовной жизни он относился с особым благоговением. Вместе с Иконой он оставался у смертного одра матушки Магдалины, скончавшейся в 1987 году, в течение последних дней земной жизни этой великой игумении.

Брат Иосиф был с Иконой в Леснинской обители во время двух проводившихся там Архиерейских соборов (в 1992 и 1993 годах). В присутствии Иконы проходили все заседания. В частности при ней было принято решение о прославлении святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского.

В октябре 1995 года брат Иосиф посетил Болгарию по приглашению игумении Покровского монастыря в Княжево, матушки Серафимы, хотя Владыка Виталий с трудом согласился отпустить его в эту страну, долгое время бывшую под властью богоборцев. Однако, результат этого посещения был поразителен для духовного возрождения и просвещения всей Болгарии и окружавших ее православных странv. С 10 по 17 октября около шестидесяти тысяч болгар совершили поклонение чудотворной Иконе и были помазаны благоуханным миром, обильно истекавшим из нее все это время. По пять-шесть часов люди стояли в молитвенном молчании, прежде чем попасть к Иконе.

Во время поездки брат Иосиф подолгу беседовал и глубоко духовно сроднился с матушкой Серафимой. Вспоминая о ней, он с почтением говорил о ее исповедническом пути, о ее духовной мудрости.

Пока Мироточивая Икона находилась в Покровском монастыре, сестры, работая по ночам, смогли написать копию. Эта Икона необычайно почитается, привлекая множество молящихся. Во многих старостильных церквях Болгарии каждую неделю в определенное время читается акафист Иверской Монреальской Иконе Божией Матери, составленный в честь сего посещения. В софийском Успенском соборе был введен ежедневный круг церковного Богослужения.

Пятнадцать лет Икона странствовала по миру. За это время отмечено множество исцелений и свидетельств чудной благодатной помощи. Помощь получали не только православные, но и люди других исповеданий, приходили к вере скептики-маловеры и неверующие. Было также много случаев, когда в домах мирян начинали мироточить фотографии иконы. В присутствии чудного образа люди духовно перерождались. Икона укрепляла людей в вере, умиротворяла, часто вызывая покаянный плач и желание исповеди. Огромное число людей благодаря мироточивому образу вернулись в Церковь и воцерко­ви­лисьvi.

Брат Иосиф был человеком глубокой внутренной жизни. Многие из тех, кто с ним общался, ощущали его удивительную доброту, жертвенность и благородство. И внешне, и внутренне он был олицетворением благородного витязя. Он любил повторять стих из пророка Исайи: „Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь.”(Ис. 55:8). О своих немощах, усталости, болезнях он умалчивал, стараясь прийти на помощь другим, даже к отверженным людям, что иногда многих смущало. А он в каждом человеке видел Христа. Однажды в Испании, проходя по рынку, брат Иосиф увидел нищую старушку, вид которой был ужасен. К смущению своего спутника, брат Иосиф кинулся к ней, обнял, поцеловал и утешил.

Многие обращались к брату Иосифу за помощью, как к близкому, доверяя ему скорби и переживания. Он выслушивал всех с любовью и терпением. Имея дар рассуждения, брат Иосиф в духовной жизни мог дать верный совет. Так, на вопрос одной мирянки, как быть в сложных обстоятельствах, он ответил: "В жизни трудно достичь совершенства Господа или Божией Матери. Среди людей, достигших святости, изберите себе святого, близкого Вам духовно, и старайтесь ему подражать. Когда Вы не знаете, как поступить, представьте этого угодника Божия: что бы он сделал на Вашем месте".

Удивительно, что брат Иосиф помнил имена всех людей, с которыми встречался. В молитвенной помощи он никому не отказывал, независимо от вероисповедания просящего. В его помяннике были сотни имен. С особенной теплотой брат Иосиф относился к молодым людям, желая, чтобы все они стали святыми мужами и женами. Об этом он молился ежедневно. Когда о ком-то требовалась сугубая молитва, он зажигал перед Мироточивым образом еще одну лампаду. Часто возле Иконы горело несколько лампад.

К брату Иосифу в его монреальскую квартиру нередко приходили посетители, чтобы поклониться Иконе, и он их принимал с большим гостеприимством. Однажды случилось чудесное посещение, принесшее брату Иосифу большое духовное утешение. В 1983 г., вскоре после явления Иконы, духовник Леснинского Монастыря, архимандрит Арсений, узнав о явлении Иконы, приехал в Монреаль помолиться перед ней. Но случилось так, что Иосиф в этот день решил заняться иконописью в полном молитвенном уединении. С этой целью он отключил телефон, дверной звонок и запер на все запоры две входные двери. И вдруг слышит у себя за спиной: ”Христос воскресе!” Оборачивается и видит отца Арсения. Спрашивает его: ”Как Вы попали сюда, батюшка, ведь все закрыто?” – „Я сказал: ”Христос воскресе!” – и вошел”, – ответил отец Арсений. Являясь хранителем Иконы, брат Иосиф почти не имел личной жизни. Однажды он доверенно сообщил близкому другу, что никогда своей воле не следовал. Особенно в начале служения он страдал от клеветы и различных искушений. Распускали разные нелепые слухи, будто он занимается магией, будто в Иконе есть механизм... Многие упрекали брата Иосифа в том, что он держит Икону у себя, считая что святыню следует передать на хранение в Монреальский собор. Иосиф обратился за советом к старцу Клименту. "Богоматерь избрала тебя на служение Ей. Ты можешь отдать Икону, но тогда ты будешь страдать до конца дней, а Икона перестанет мироточить", - таковы были слова прозорливого старца.

Одним из немногих, кто постоянно поддерживал брата Иосифа и заботился о его духовной жизни, был архиепископ Антоний Женевский. Он очень радовался прибытию Мироточивой Иконы в Женеву и говорил, что недостоин встретить Богородицу. Он был одним из многих почитателей митрополита Антония (Храповицкого) и племянником матушки Феодоры, игумении Леснинского монастыря.

Брат Иосиф сознательно взял на себя крест хранителя Иконы. Отказывая себе во всем, он смиренно покорился Божией воле. Однажды случилось так, что брата Иосифа с Иконой не встретили в аэропорту. Держа Икону, он простоял несколько часов, пока за ним не приехали. Иосиф терпеливо преодолевал все эти искушения, но люди часто воспринимали это как должное. Иногда люди так радовались встрече с Иконой, что забывали о человеческих нуждах ее хранителя, а его болезнь (диабет) требовала специального режима. Брат Иосиф проявлял особую деликатность и не отказывался от вредной для себя еды, не желая огорчить своих ближних.

Брат Иосиф считал, что Икона неслучайно была явлена в лоне Русской Православной Церкви Заграницей. По его словам, Матерь Божия явила Свой Мироточивый образ в Зарубежной Церкви в 1982 году ради прославления ею в 1981 году Новомучеников и Исповедников Российских во главе с Царской семьей, состоявшееся по инициативе предстоятеля РПЦЗ святого Митрополита Филарета. Брат Иосиф говорил, что Икона явила нам чудо не по нашим достоинствам, но за молитвы тысяч российских Новомучеников (ведомых и неведомых).

Брат Иосиф понимал, что судьба Иконы связана с духовным возрождением России. Являясь иконописцем, он тем не менее никогда не дерзал писать образ Иверской Божией Матери. Первый и единственный раз (в 1993 г.) он решился по приказанию Самой Царицы Небесной сделать список чудотворного образа, чтобы передать его в Россию. С молитвой и благоговением брат Иосиф приступил к работе. Были большие искушения, и брат Иосиф говорил, что никогда в жизни ему не было так трудно, как во время письма этой Иконы.

Доску для списка брат Иосиф заказал такую же, как у чудотворного образа. В нее он вложил частицы мощей пяти угодников Божиих: преподобномученицы Великой княгини Елизаветы, святых бессребренников мучеников Косьмы и Дамиана, святого мученика Трифона и святого мученика Виктораvii.

Трудно шла его работа, но все же успешно была завершена. Икона сияла золотом, выражение Божией Матери – мягче, чем у греческого оригинала. Брат Иосиф сказал, что нарочно так написал для страждущего русского народа.

Готовый список брат Иосиф поместил в прежний киот Чудотворной Монреальской Иконы, имеющей ныне другой, более дорогой и роскошный, и стал думать, кому же вручить эту новую Икону. И скоро, в ночь на 30 августа /12 сентября 1993 г., во сне иконописец увидел своего авву – святителя Леонтия Чилийского, известившего его, что икона должна быть вручена „столпу нашей Церкви, катакомбному архиепископу Русской Православной Церкви Заграницей Лазарю” (Вестник ИПЦ за 1994 г.).

В скором времени благочестивая мирянка по просьбе брата Иосифа поехала в Москву и там передала икону архиепископу Лазарю (Журбенко) Одесскому. Последнюю перед отбытием ночь список был приложен лицевой стороной к Чудотворной Монреальской Иконе, затем был вложен в первый чехол от Иконы. Владыка Лазарь, прибыв в Москву, принял икону и отозвался благодарственным письмом к брату Иосифуviii.

Копия Мироточивой Иконы названа Благоухающей. Хотя истечения мира не было, но от нее исходит тот же аромат, что и от Мироточивого образа.

Брат Иосиф всецело оставался верным чадом Русской Зарубежной Церкви. Именно ему, сотаиннику Божией Матери, всем сердцем болеющему за судьбу Церкви, было дано пророческое видение в ночь с 20 на 21 ноября 1985 года, за несколько часов до кончины святого Митрополита Филарета, очень его взволновавшее, в котором предсказывалась судьба двух последних митрополитов РПЦЗ – святого Митрополита Филарета и архиепископа Виталия, будущего митрополита, связанных с судьбой самой Церквиix.

В течение пятнадцати лет брат Иосиф был постоянным хранителем Иконы, не допуская, чтобы эта святыня стала предметом праздного внимания или наживы. Несмотря на скудность собственных средств, верный своему обещанию, он никогда не брал денег с тех, кому привозил Икону. Частые путешествия, постоянные встречи с людьми подорвали его здоровье: у него развился диабет. До явления Иконы брат Иосиф зарабатывал иконописанием, а после имел очень немного времени, чтобы писать иконы, часто работал по ночам и испытывал большие материальные трудности.

С целью помочь брату Иосифу во всех его нуждах и расходах, по благословению митрополита Виталия, его друзья образовали маленькое общество "Дом Иконы". Благодаря "Дому Иконы" брат Иосиф в 1990 году смог переехать в более просторную квартиру, где для иконы была устроена домовая часовня. Со временем "Дом Иконы" стал заниматься также сбором всей информаци об Иконе (ее перемещения, свидетельства о чудесах), печатались также брошюры и иконки.

Всего себя отдавая служению Церкви, всесторонне одаренный, брат Иосиф оставил в наследие вдохновенные записки на испанском и французском языках, иногда в поэтической форме. Когда читаешь его строки, чувствуешь, что они написаны зрелой душой, всеми силами стремящейся жить по заповедям Христовым. ”Вера – это умирание за Христа, за Его заповеди, это уверенность в том, что смерть есть источник жизни”, - так мог написать только истинный монах – монах-мученик, при жизни распявший себя миру. В 1985 г., предчувствуя свою кончину, он написал: "Господи Иисусе Христе, Который пришел на землю нашего ради спасения и добровольно был пригвожден ко Кресту и претерпел страсти за наши грехи, дай мне тоже перенести свои страдания, которые я принимаю не от врагов своих, а от своего брата. Господи! Не вмени ему это в грех".

Иконопись же для брата Иосифа была исключительно важной в жизни. Он считал, что вникая в смысл иконопочитания и взирая на хорошо написанные иконы, инославные христиане могут прийти к православиюx. Иконопись Иосифа была светлой и яркой. Все детали он отрабатывал с величайшей тщательностью. Каждый святой образ жил особой, сияющей жизнью. Все условности, присутствующие порой в иконе, обретали под его кистью свой подлинный смысл и дух. Измельчая камни, Иосиф добивался сильных цветов и несравненного перелива красок. Из контрастов складывалась тонкая и легкая, поистине небесная гармония. Этому способствовала и работа с золотом для нимбов и фона, символизирующего незакатный день. Самое большое собрание икон письма брата Иосифа хранится в Леснинском монастыре (иконостас зимней церкви). Он также написал много икон для частных лиц. Особенно он любил писать ангелов.

В 1995 г., после того, как брат Иосиф посетил своего старца игумена Климента и вернулся в Монреаль, он передал, что игумен считает необходимым создать, наконец, подобающие условия для Иконы и ее хранителя и сказал, что в случае, если брат Иосиф не сможет охранять Иверскую Икону, он должен будет вернуть ее обратно на Афонxi.

16 марта 1997 г., в день Торжества Православия, старец Климент преставился о Господе. Вскоре брат Иосиф имел видение во сне: Икона Божией Матери источала дивный свет. Он понял, что это утешение от старца.

А еще через несколько дней ему во сне явился старец Климент и сказал, что нужно усилить охрану Иконы, т. к. она в опасности.

Появление благодатной Мироточивой Иконы, исцеляющей людей физически и духовно, было ненавистно врагу рода человеческого, и он со всей силой ополчился на верного хранителя Мироточивого образа. Старец Климент предупреждал своего ученика о страшных событиях 1997 года и о том, что лукавый, бессильный против Матери Божией, всецело обрушится на него. За год до смерти брату Иосифу было открыто, какой смертью он умрет. Это был не сон. Он проснулся ночью и почувствовал, что связан по рукам и ногам. Рот его был завязан, и он не мог ни говорить, ни кричать. Он пытался освободиться, но это было ему не под силу. Он знал, что это все работа дьявола, и мог только молиться. В горячей молитве он провел ночь. Изможденный, только на рассвете он смог освободиться от вражеского насилия.

В июле 1997 г., когда брат Иосиф в последний раз посетил Аргентину, он предложил о. Александру (Ивашевичу) поехать с ним в Грецию и, если Бог даст, посетить Святую Гору и помолиться на могиле почившего старца Климента, а также чтобы купить тканей для предстоящего 100-летнего юбилея великолепного аргентинского Троицкого собора, в ремонте и украшении которого брат Иосиф всегда участвовал советами и трудами.

13 октября брат Иосиф прибыл в Грецию, а через три дня встретил в Афинском аэропорту о. Александра. Две недели они провели в Греции и побывали во многих святых местах. 29 октября друзья отправились на остров Андрос, где в монастыре святителя Николая находилась древняя икона, которая мироточила последние семнадцать лет. Они благополучно добрались до монастыря. Сопровождавший их монах открыл храм и тут же воскликнул: "Божия Матерь заплакала!"

Оказалось, что в этот момент заплакала древняя большая стенная икона молящейся Божией Матери (фреска ХV века), находящаяся в притворе. Монах рассказал, что икона плачет, когда должно произойти какое-то страшное событие, связанное с Церковью. По словам отца Александра, оба они знали, что слезы Божией Матери связаны или с кем-то из них, или с Зарубежной Церковью. Помолившись и приложившись сначала к плачущей иконе, а потом к мироточивому образу и получив благословение и духовное напутствие игумена Дорофея, они вернулись в Афины. На следующий день, простившись с братом Иосифом, отец Александр улетел в Аргентину.

Вскоре о. Александр подтвердил нам:

О своем последнем путешествии с братом Иосифом по Грецииxii.

О незаурядной личности брата Иосифа и его духовной связи с оставшимися близкими ему на землеxiii.

В следующую ночь, с 30 на 31 октября 1997 года, через несколько часов после того, как брат Иосиф проводил отца Александра в аэропорту, его убили в номере гостиницы в Афинах.

По заключению врача, в убийстве принимали участие несколько человек. Брат Иосиф был завязан с аккуратной жестокостью - так, чтобы причинить ему наибольшие страдания. Было установлено, что брат Иосиф не оказывал мучителям сопротивления: "яко овча на заколение ведеся". Он со смирением принял смерть. Ему нанесли сильные удары по голове и по лицу, так что произошло кровоизлияние в мозг. Следы пыток были видны на шее, груди, руках и ногах, убийцы пробили также дыхательные пути. Пытки продолжались полчаса. После этого в течение нескольких часов брат Иосиф мучительно умирал в одиночестве, а убийцы, проникшие в номер через балкон, который выходил на крышу соседнего здания, ушли никем не замеченными.

Можно предположить, что от брата Иосифа пытались добиться информации о том, где находится Мироточивая Икона. Мужественно претерпев все пытки, он сохранил в тайне место пребывания святыни, а с его смертью Мироточивый образ сокрылся, и местонахождение его неизвестно.

Врач на суде опроверг ту клевету, которую написали о смерти брата Иосифа газеты, ищущие дешевых сенсаций. По заявлению врача, на теле брата Иосифа не было никаких других следов, кроме следов пыток. Не подлежит сомнению, что брат Иосиф претерпел мученическую кончину от рук злостных мучителей.

В воскресенье, 2-го ноября, ужасная новость облетела верующих. Страшная кончина брата Иосифа ужаснула всех, знавших его, и были отслужены панихиды.

Через десять дней тело мученика вернулось из Афин в Монреаль. В Соборе свт. Николая панихида была отслужена при закрытом гробе. Было решено похоронить брата Иосифа в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, США. 11 ноября привезли гроб с телом Иосифа в Свято-Троицкий храм и поставили посередине церкви, служились панихиды и читалась всю ночь псалтырь. В ту ночь пластиковый мешок, в котором привезли брата Иосифа, был открыт, и все смогли видеть следы пыток и отсутствие разложения в 13-й день после смерти.

12 ноября состоялось умилительное, торжественное и благодатное отпевание и погребение брата Иосифа, возглавленное настоятелем обители преосвященным Лавром, архиепископом Сиракузско-Троицким. Ему сослужили 22 священника и много диаконов. Сотни людей из Америки, Канады, Европы, со всего света съехались, чтобы проститься с мучеником и проводить его в последний путь. Проникновенные проповеди произнесли владыка Лавр и протопресвитер Валерий Лукьянов. Последнее целование было очень продолжительным. Людям не хотелось выходить из храма. Духовный подъем напоминал пасхальное богослужение. Последовал торжественный крестный ход к кладбищу.

К сороковому дню по смерти брата Иосифа собрались опять очень многие его почитатели и друзья. На кладбище была отслужена общая панихида, при которой явилось знамение: свечи, которые невозможно было зажечь из-за сильного ветра, самовоспламенились и продолжали гореть в снегу целый день, пока не догорели до конца.

 

* * *

Брат Иосиф скончался 18/31 октября, в день памяти святого евангелиста Луки, покровителя иконописцев, которого Иосиф очень чтил. Как в древности Иосиф-Обручник ревностно охранял девство Пресвятой Девы Марии, так брат Иосиф Муньос был избран Божией Матерью на хранение Ее чудного Мироточивого образа. Ради множества схожих благодатных даров напрашивается также сходство брата Иосифа с дивным ветхозаветным Иосифом, нарекаемым Прекрасным. Действительно, в течение жизни брат Иосиф удостаивался многих видений, известны также случаи его прозорливости и чудес. Несомненно, он был избранником Божиим!

В церковной истории мы знаем много примеров, когда враг рода человеческого воздвигал клевету и гонения на избранников Божиих. Не избежал этого и хранитель Мироточивого образа. Некоторые (даже из церковных кругов) поверили клевете. Но вся жизнь брата Иосифа, с юношества избравшего монашеский путь, является доказательством его чистоты и целомудрия, его избранничества, его святости, хотя и скрытой от посторонних глаз. Не могла Божия Матерь избрать Себе на служение человека недостойного и порочного. О промыслительном избранничестве брата Иосифа говорится в шестом кондаке акафиста Мироточивой Иверской Монреальской иконе Божией Матери: "... не епископа, не князя, ниже монашествующих наставника избрала еси, но проста и иноплеменника родом, яко да никтоже по плоти похвалится пред Богом..."

Не случайно Господь в последние времена, времена лукавства, разврата и погони за прибылью послал смиренного, целомудренного и жертвенного брата Иосифа. Как Апостол любви он путешествовал с иконой по всему миру, с радостью воспринимая известия о благодатной помощи чудного образа страждущим.

Икона Иверской Божией Матери, первообраз которой написан св. Апостолом и евангелистом Лукой, иконографически относится к типу Одигитрии. Неслучайно чудо мироточения было явлено через этот образ Путеводительницы с ликом, раненным мечом богоборца, а Ее хранитель за верное служение принял мученическую кончину. Несомненно, пройдет время, и избранник Божий брат Иосиф будет прославлен в лике святых.

 

Примечания

 

1 - Не раз Иосифу случалось спасать святые мощи от поругания и неподобающего отношения в то время, когда Латинская Церковь от них избавлялась. Так однажды в Испании он увидел монаха, роющего ямку близ католического монастыря. На вопрос брата Иосифа, что он делает, монах ответил, что зарывает монастырские мощи, ставшие ненужными. Иосиф взял святые мощи, затем положив их в новый ковчежец.

 

2 - Рассказ брата Иосифа о явлении мироточения Иверской иконы см. с.с. 252 – 254 (здесь и далее указаны страницы из книги „Монреальская Мироточивая Икона и брат Иосиф”, Монреаль – Москва, 2003 г.).

 

3 - Свое первое путешествие брат Иосиф совершил в столицу Америки Вашингтон по приглашению настоятеля Вашингтонского собора РПЦЗ о. Виктора, который был изумлен совершающимся чудом. Затем – во многие приходы США и Канады, в епархии Австралии, Европы и Южной Америки.

 

4 - О пребывании Иконы в Аргентине и о многочисленных чудесах см. с.с. 106-110.

 

5 - „Воскресение тысячи сердец Мироточивой Иконой в Болгарии” с.с. 131 – 135.

 

6 - Самый яркий такой случай произошел в приходе в Медоне, в предместьи Парижа. Женщина, по происхождению русская и крещеная, но давно отошедшая от церкви, приехала посмотреть на Икону, как на диковинку. И как в житии преподобной Марии Египетской, она не смогла войти в храм. Как она ни старалась, какая-то сила ее не впускала. Наконец, эта женщина поняла, какая сила не дает ей войти, взмолилась Божией Матери и дала обет совершенно изменить свой образ жизни, что она и исполнила, став впоследствии ревностной прихожанкой.

 

7 - Обычно доски брату Иосифу шлифовал помощник, но с доской для этой Иконы он не смог справиться и отдал ее неотшлифованной. Иосиф сам легко отшлифовал доску и понял, что Матерь Божия хочет, чтобы он один работал над Ее Иконой. (левкас не удался – надо было с трудом переделывать, а так как уже были заложены мощи, получился лишний слой; два дня подряд его лампадки загорались и лопались; в то время в Монреале стояла невыносимая жара). По-видимому эта Икона принесет очень много добра в России.

 

8 - Архиепископ Лазарь написал брату Иосифу: „Принимаю этот дар как знамение с небес, свидетельствующее о благоволении к нам и поддерживающее в трудный час жизни. Теперь я всецело могу вручить себя нашей Одигитрии-Путеводительнице с твердой уверенностью в том, что Владычица укажет нам верный путь среди всеобщего соблазна и отступничества.” (письмо брату Иосифу от 18/31 август 1993 г.).

 

9 - „Видение Иосифа Муньоса” - с.с. 148 – 149.

 

10 - Брата Иосифа однажды спросили: „Почему Икона имеет сегодня такое большое значение?” Он ответил: „Потому что сегодня очень много порнографии. Хотите вы этого или не хотите, она всегда вокруг вас, перед вами. А об иконе Иоанн Дамаскин говорил, что это пост для очей. Как отрава входит в нас через телевидение, так, когда глядите на икону, в вас проникает противоядие.” Все в современном мире тянет людей вниз, к земному. Иконопись дает противоположное – устремление ввысь, к небу, нашему настоящему отечеству. Поэтому иконопись так важна.”

 

11 - В следующем, 1996 г., старец, предчувствуя свою скорую кончину, дал брату Иосифу наставления, снабдил уставом, подобным тому, что на Афоне, и разными подарками с целью основания общины, предваряющей создание Центра поклонения Богоматери в Северной Америке, в котором возносилась бы непрестанная молитва и величание Монреальской иконы Божией Матери. Еще игумен Климент обещал послать в помощь одного из своих монахов для начала основания общины. При обители предполагалась обширная иконописная.

 

12 - Иерей Александр Ивашевич, „Последние дни брата Иосифа”, с.с.150- 165.

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа !

Не приходится воспоминать брата Иосифа. Мы с ним живем. Он постоянный член нашей семьи, ежедневный свидетель нашего семейного обихода, соучастник в наших семейных утренних и вечерних молитвах, покровитель и защитник своих крестных – наших детей. Он их носит на своих руках. Дети это хорошо знают. 

Его смиренный облик постоянно перед нами. Его духовный авторитет и по сей день является исключительно твердым в мерах воспитания детей и пасомых. Иосиф постоянный и пожизненный член нашего прихода. 

Хосэ – наш друг. Он не был – он есть. Любовь наша к нему выражается ежедневно. Любовь его к нам выражается вечно.

Он желает нам святости Мы недостойны величайшего его к нам благосклонения, ибо упорно постоянно впадаем в те же грехи. Но все же он желает нам святости. 

Кротость, смирение и любовь. Вот к чему он ежедневно учит и призывает. Сила его кротости побеждает самых властных. Твердость его смирения смягчает самых сильных и покоряет. Всесторонность, нелицемерность всеобъемлющей и проницающей его искренной любви покрывает множество наших грехов. 

Иосиф жив. Чудотворная Икона продолжает изливать милость над нами и мы... Мы благодарим, хвалим, покланяемся и смиренно паки благодарим безмерное благоутробие Всесвятыя Троицы. 

Молитвами, попечением и дружбой брата Иосифа мы побеждаем зло, ненависть и ложь. Он нам показывает пример: это только возможно добром, любовью и правдой. 

Христос победил мiр. Иосиф убежден в этом. Более того: Иосиф побеждает всех и вся этой же победой. Вот секрет его уникальной личности. 

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! Ты Дивный во святом Твоем!Его же молитвами спаси души наша. Аминь”.

Иерей Александр Ивашевич

Буенос-Айрес, Аргентина