Печать
Категория: События
Просмотров: 3907

Память его в род и род ...

К пятой годовщине Блаженнейшего Митрополита ВИТАЛИЯ

 

Память его в род и род, поём мы на каждой панихиде. Но многие ли молитвенно вспомнят приснопамятного Митрополита Виталия в это воскресенье, в самый день пятой годовщины его кончины ?

Верные сыны Зарубежной Церкви, безусловно, вспомнят и вознесут о нём горячие, благодарственные молитвы.

Виновники предательства, наоборот, окончательно заглушив голос своей совести упорной, постоянной ложью, отныне устремили свой взор и свои мысли в совсем иное направление и прошлого не желают вспоминать. Зажили они новой жизнью. Но возможно, что некоторые среди них, при воспоминании о своих деяниях, испытывают мучительное терзание совести, этого Божиего голоска, вложенного в каждого человека и, на подобие Бориса Годунова, кричавшего «чур, чур, дитя», пытаются отмести это ещё недавнее прошлое, но лик поруганного Митрополита и память о своих беззакониях время от времени не дают им покоя.

И есть ещё третья категория людей : это масса тех, кто по слабости, по духовному нерадению, по "послушанию" пошли за предателями и этим самым считают, что в случившемся не имеют ни ответственности ни вины, в чём глубоко ошибаются. Пусть не усыпляют свою совесть : хоть и в меньшей мере, но и они тоже предали Митрополита, предали своих Отцов и своё прошлое. .

Митрополит Виталий был последним звеном, соединяющим нас с настоящей Россией. Он был последним в міре Архиереем, родившимся в Царской России и помнившим, как десятилетним мальчиком вместе с доблестной Белой Армией навсегда покидал берега России, которую всю свою долгую жизнь носил в своём сердце. Это был последний представитель тех гигантов духа, которые создали особый, ни с чем не сравнимый лик Зарубежной Церкви. Он был, как однажды написал Митрополит Агафангел, «иконой Зарубежной Церкви».

Судьба покойного Митрополита во многом схожа с судьбой св. Царя-Мученика. Ведь точно как и Он, мог он сказать : «Кругом измена, и трусость, и обман». Как и до сих пор находятся "горе монархисты", обличающие Государя в том, что Он, якобы, никак не жертва, а самый первый виновник революции и крушения России тем, что Он отрёкся от Престола — да, есть такие чудаки! —, так и есть безсовестные люди, утверждающие, что сам Митрополит виновен в развале Зарубежной Церкви и что надо было его "снять" с первоиераршества, дабы спасти Церковь, как и Государя надо было "снять", дабы спасти Россию. Одинаковая ложь сочится и там и тут. Первоиерарх, как и Царь это не президенты республик, не назначенные на определённый срок директора предприятий — это носители особой харизмы, и их не "снимают" за ненадобностью. Они остаются на Престоле до тех пор, пока Господь их не призовёт к Себе. Но когда силою или обманом вынуждают их сойти с Престола, то это есть самый гнусный переворот и революция, как это имело место в феврале 1917 году, и как это случилось 10 лет назад в 2001 году. Такие перевороты не могут быть благословенными, так как движущая сила этих беззаконий всегда одинакова — измена, которой диавол служит адвокатом.

Никто спорить не будет, Митрополит Виталий в силу своего преклонного возраста, потери памяти, мог грешить, делать ошибки, особенно, когда его умышленно вводили в заблуждение и использовали его физические слабости. Но до последнего своего издыхания остался он верен Идее, непреклонен в защите Истины и безкопромисен ко злу. Тяжёлый крест нёс покойный Митрополит последние годы своей земной жизни, но как и Государь, нёс он его совершенно безропотно. Никогда, никто не слышал ни одного слова жалобы, упрёка или жажды мести. Никогда. Безропотно, с величайшим смирением переносил и издевательства и покушения на себя. Единственное, что он сказал, это трижды «АНАФЕМА» своему мучителю, оскверняющему по сей день своим присутствием наш Крестовоздвиженский собор в Женеве, недостойному "епископу" Михаилу Донскову.

Господь милостив, призвал его к Себе за шесть месяцев до унии с МП. Итак, глаза его не увидели этот величайший позор, содеянный теми, кого в большинстве случаев он сам возводил в Архиерейский сан, видя в них достойных защитников устоев Зарубежной Церкви. Плотскими глазами не увидел, но душевными глазами всё видел. И эти душевные переживания несомненно были для него, куда более болезненные, нежели физические.

Своим всепрощением и покорностью судьбе и воле Божией — не побоимся сказать — он возвысился до святости.

Пусть каждый подумает. Есть ещё время для покаяния. Митрополит Виталий был "иконой" и "путеводителем". Он каждому показывал и продолжает показывать путь чести и истины, путь начертанный его тремя дивными предшественниками, Митрополитами Антонием, Анастасием и Филаретом. Но хватит ли у каждого, кто не хочет окончательно уподобляться презренным "февралистам", достаточно христианской совести, или просто гражданского мужества, чтобы твёрдо встать на этот путь ?

Вечная память, дорогой Владыка Митрополит !

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый