Печать
Категория: Богословие
Просмотров: 3151

От Редакции Карловчанина :

Пока ведётся ожесточённая “война коммюнике” среди членов РПЦЗ(Л) (или РПЦЗ(МП), как её по праву стали называть) о том – является ли недавний “Всезарубежный Собор” победой сторонников унии или же защитников Церкви, да будет нам позволено, один раз – не в счёт, согласиться с Вл. Марком о том, что раздуваемые разногласия касаются только практических вопросов – как осуществить единство, а не о самом принципе, который всеми одобрен. Мы уже не раз писали, что есть один единственный вопрос : является ли МП “Матерью-Церковью” для Зарубежной Церкви или нет. В этом вся суть. Кто признаёт – а на пораженческом соборе в Сан-Франциско все это признали – тот окончательно предал не только свою Церковь, но и здравый смысл, и все шумные разногласия служат всего лишь ширмой для прикрытия этого предательства. Согласимся также с главным предателем, Вл. Марком, о том, что последовавший Архиерейский Собор займёт исключительное место в истории Церкви, но, от себя скажем, только как позорнейшая страница её истории. Итак, отвлечёмся на время от анализов деяний и предполагаемых последствий “сан-францисских мероприятий” и ознакомимся с интересным и крайне уместным исследованием Г.М. Солдатова о церковном праве, в то время когда каждый кому не лень цепляется за каноны и толкует их в нужное ему направление, а тем паче, когда стремление к объединению объясняется желанием приобрести каноническое для Церкви существование. Какой абсурд и невежество !

ЦЕРКОВНЫЕ  КАНОНЫ  И  ЗАКОНЫ

В связи с проведенным в мае 2006 г. одной из частей - РПЦЗ  как она гордо называет «Всезарубежного Собора», в среде духовенства и мирян в прессе и на электронных узлах делаются ссылки на каноны и  канонические постановления, являющиеся руководством для Церкви.

.

Церковным правом, так же как и правоведением в мирском обиходе занимаются люди специально для этого подготовленные. После получения начального духовного или университетского образования кандидаты во время аспирантуры занимаются подготовкой к практической деятельности церковным или гражданским правом.  Как у канонистов, так и у юристов практика делится на несколько специальностей. Укажем, к примеру, только на взаимоотношение с государством, имущественные права, свобода слова и прессы и т.д.

Несмотря на то, что канонисты и юристы знакомы в общих чертах и имеют понятия о других областях права, обыкновенно они ввиду сложности законов специализируются в чем-то одном. Для примера приведем, что обыкновенно адвокат, занимающийся делами по завещаниям,  не берется вести дела криминальные, так и канонист внутреннего законоведения не берется разбирать внешние права. Для проведения дел как канонисты, так и юристы пользуются собранием уже ранее решенных в судах дел, на основании которых они могут делать ссылки. Собрание этих законов, дел и инструкций обыкновенно составляет малую или большую библиотеку.

Юристы, занимающиеся делами интернационального права, должны быть сведущи с интернациональными договорами,  как их, так и других государств.

Деятельность канонистов внутренних дел гораздо сложней, чем юристов. Церковное право непосредственно связано с богословием и, будучи практическим богословием, одновременно не отделяется от теоретического богословия, т.к. церковное право касается происхождения, развития, задач, средств и организации Церкви. Точка зрения на эти вопросы отличается от  догматического зрения, которое объясняет внутреннюю сторону Церкви, а церковное право подходит к внешнему устройству, отношением к дисциплине и общественным союзам.

Церковное право берет начало от 613 заповедей, данных Господом пророку Моисею из которых 248 повелевающих что делать и 365 с запретами. Самые известные из них 10 заповедей были записаны на скрижалях.

Церковное право включает не только внутреннюю жизнь Церкви, но включает и государственные права, определяющие его внешнее положение. Церковное право определилось только к 12 веку, но завоевание Константинополя турками приостановило окончательные нормы. На Западе – в Риме определение церковного права продолжалось после разделения Церквей независимо от Восточной Церкви, дополняясь декретами пап. Григорий IV издал сборник папских декретов приравниваемых римо-католиками к установленным на Вселенских Соборах. “Corpus juris canonici” включил как правила древней Церкви так и собрание папских декретов, извлечения их римского права и законов франкских королей. В Православной Церкви каноны не постановлялись единолично Патриархами, но решались и проводились в жизнь Поместными Соборами. Римо-католическая церковь в церковном праве деятельно занялась вероисповедными вопросами в связи с возникшими  в Испании ересями адопцианистов, морранов и морисков, а также во всей Западной Европе различными протестантскими организациями. Создавшихся в связи с этими затруднениями в католической церкви потребовали проведение нескольких соборов, что отразилось на церковном праве, оказавшем влияние также на  Православную Церковь. Для Православной Церкви многие римо-католические законы были чужды ввиду того, что на Востоке не было развита феодальная система, при которой короли или другие властители назначали духовенство аббатами в монастыри и на епископские кафедры или даже продавали церкви и соборы как частную собственность. Будучи вассалами, духовные лица снабжали своих властителей, в случае войны всем необходимым включая воинами. Они также находились при дворах в числе советников и зависели гораздо более от своих властителей, чем от Рима.

Подобного положения Церкви в православных государствах не существовало.

* * *

В России церковное право серьезно начали изучать только в конце 18 века по Кормчей Книге.  В 1835 г. оно было введено как один из курсов в университетах. С 1863 г. церковное право  было введено также на юридическом факультете.  С этого времени по церковному законоведению появились печатные труды профессоров академий, которыми пользовались вплоть до революции 1917 г.  Задержка в развитии церковного права в России произошла в связи с введением коллегиального синодального правления,  вместо единоличного патриаршего.  Решения духовных судов публиковались в епархиальных ведомостях и некоторые из них,  как примеры, помещались в учебники академий. Во многих епархиях были введены отличительные от других частей государства канонические правила и законы,  и поэтому канонистам приходилось искать примеры.

Каноническая практика в РПЦЗ, сочитаемая с церковным правом, утверждена согласно постановлению Св. Патриарха Тихона, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви за № 362 от 7-20 ноября 1920  г.  В этом указе архиереи и духовенство уведомлялись в том, что «В случае, если Священный Синод и Высший Церковный Совет по каким либо причинам прекратят свою церковную административную деятельность, епархиальный архиерей за разрешением дел обращается непосредственно к Святейшему Патриарху или к тому лицу или учреждению, какое будет Святейшим Патриархом указано». Этот указ отменил предшествовавшее определение Собора от 7 дек. 1917 г., в котором говорилось о том, что «управление церковными делами принадлежит Всероссийскому Патриарху совместно с Св. Синодом и Высшим Церковным Советом», ввиду того, что в России оно стало невыполнимым. Иерархи арестовывались и ссылались, административные центры богоборческой властью уничтожались,  и вся власть сосредоточилась в руках Первоиерарха, которому самому пришлось назначить себе Заместителя. Каноническое преемство церковной власти в России сохранялось только путем единоличной передачи прав управления, но только не учреждению, а архиерею. Архиерейский Собор при создавшемся положении было невозможно собрать и вся власть Первоиерарха Церкви, без Синода и без Высшего Церковного Совета стала неограниченной.  Дальнейшая судьба Русской Церкви стала зависеть от нравственных качеств и твердости характера Первоиерарха, его Заместителя и Местоблюстителей, избрание которых не могло проводиться согласно постановлению от 10 авг. 1918 г., в котором было сказано что: «избирается соединенным присутствием Синода и Совета и обязательно из среды членов Синода».

В России стало невозможно собирать даже епархиальные соборы и только в свободной части Российской Церкви, заграницей, архиереи с духовенством  и  паствой были в состоянии продолжать принципы соборности как высшей церковной власти. Этот принцип соборности отражает догмат Пресвятой Троицы во Едином Боге, согласно которому Церковь соединяет в управлении единоличное начало с соборным.

Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. постановил что: «В Православной Российской Церкви высшая власть – законодательная, административная, судебная и контролирующая – принадлежит Поместному Собору, периодически созываемому, в составе епископов, клириков и мирян…».  Ввиду создавшегося положения преследования религии в России, только РПЦЗ могла говорить и действовать от имени всей Русской Церкви. Заграницей, в тяжелых условиях эмиграции, были созданы Синод и Высшее Церковное Управление, представлявшие церковную соборность как принцип высшей власти, установленной Божественным Основателем Церкви, поставившим высшим судьей в делах членов Его Церкви, церковное собрание, посреди которого Он Сам стоит. (Мф. 18, 17, 20).

В зарубежных Церковных Соборах была соблюдена полная каноничность т.к. была соблюдена верность каноническому иерархическому строю, при котором все входили во Вселенскую Христову Церковь через архиереев и Зарубежного Первоиерарха. Церковь управлялась законами, составленными по аналогии с Всероссийским Собором, включая также учреждение контролирующее власть духовенства. Первоиерархи РПЦЗ – Митрополиты Антоний, Анастасий, Филарет и Виталий, с помощью верных Церкви архиереев, духовенства и мирян сохраняли в Зарубежной Руси свободную часть Русской Церкви с надеждой на Ее возвращение на свободную Родину. Первоиерархи, как добрые пастыри, противостояли против введения в Церковь еретических, неправославных учений. Они не признавали МП,  порицая ее за неканоничность церковного управления, участие в экуменизме и нарушения православного вероучения.

Согласно каноническим правилам, каждый архиерей в своей епархии обладает большими правами в управлении, но не единоличным.  Соответственно Положению «Управление РПЦЗ осуществляется Собором Епископов через Первоиерарха с Архиерейским Синодом и Епархиальных Архиереев». В даваемой при хиротонии присяге епископ обещает: «повиноваться всегда Архиерейскому Синоду РПЦЗ и Председателю оного (приводится имя) и Преосвященным Архиереям, братии моей».  Следуя св. канонам, церковная жизнь в Зарубежной Руси велась с благословения и под контролем  архиереев подчинявшихся в свою очередь Предстоятелю Церкви. Но, несмотря на большие права архиереев и Первоиерарха РПЦЗ, согласно канонам, в случае если епископ отступит от вероучения Церкви и будет всенародно в церкви обучать ереси, осужденной Священными Соборами или Отцами Церкви (15 Пр. Двукратного Собора), то верующие не только имеют право, но и обязанность,  отступить от такого «лжеепископа»,  тем самым «охраняя Церковь от расколов и разделений».

Известно, что РПЦЗ соборно осудила и анафемствовала ересь - ересей –  экуменизм, также как ранее Церковь осудила обновленческие реформы живоцерковников. Верующие, соблюдающие правила Св. Церкви,  не могут согласиться на унию с МП, поскольку МП и поныне продолжают возглавлять «лжеархиереи»,  которых поставила на их места антихристианское правительство. Эти «архиереи» управляют патриархией без соборного  участия духовенства и мирян, а многие из них обвиняются даже в аморальном поведении. Выборы патриарха,  –  которые проводятся без участия духовенства и мирян – одно из самых видных нарушений соборности в МП.  Собственно говоря, в советский период правления,  выборов и не проводилось,  а совершалось назначение патриарха властями.  В отличие от этого, как известно, на Соборе 1917-18 гг. все участники Собора избрали трех кандидатов, а затем  жребий пал на Св. Тихона. В настоящее время в АПЦ, также соборне,  выбирают кандидатов в митрополиты, из числа которых уже сами архиереи выбирают главу Митрополии.

При данных условиях, строго говоря, невозможно тоже и евхаристическое единство с МП, также как оно невозможно с римо-католиками и иными «церквами», впавшими в ереси и отделившимися от Единой Церкви.

Если предположить, что РПЦЗ станет частью МП,  даже как «самоуправляющаяся»,  то будет нарушено 2-ое правило Второго Константинопольского Собора, которое гласит,  что на единой канонической территории может управлять только одна церковная власть. В Северной же Америке,  поскольку считается, что МП предоставила томос автокефалии русской Митрополии и, таким образом, как бы основала каноническую территорию Американской Православной Церкви. В таком случае,  совершенно уместно задать вопрос: является ли АПЦ автокефальной или нет? Ведь дело в том; что заключенный между МП и АПЦ договор,  включает пункт о том, что на территории АПЦ не будет епархий МП. В Северной же Америке у РПЦЗ находится несколько епархий с каноническими архиереями и Синодом, который управляет всей зарубежной Церковью. В случае если РПЦЗ войдет в состав МП, и они станут одной Церковью, то наличие этих епархий на территории С. Америки будет нарушением канонов.

Московская Патриархия нарушила также  ряд других канонов, о чем явно свидетельствуют следующие примеры.  Архиереи МП неоднократно нарушали 45 Правило Святых Апостолов,  которое гласит о том, что всякий «Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся, токмо, да будет отлучен». Также нарушали и 46 правило: «кое бо согласие Христови с велиаром; или кая часть верному с неверным». Под влиянием контактов с раввинами, ортодоксальными евреями и западными либеральными религиозными организациями,  МП подверглась монархианской ереси. Иерархи МП подражая неправославным людям,  начали говорить о Боге, о Творце (любимое слово американских политиков приемлемое для всех религий: Creator-Творец), но не об Иисусе Христе и Св. Троице.    МП нарушила и 20 правило Гангрского Собора,  подвергающее МП под клятву за лицемерное стремление подчинить себе РПЦЗ,  не желая, однако, признать многих мучеников пострадавших за веру в СССР,  во имя которых воздвигнуты храмы и которым молятся верующие. МП  нарушило тоже и 34 правило Поместного Лаодикийского Собора, которое свидетельствует что «Всякому Христианину не подобает оставляти мучеников Христовых, и отходити ко лжемученикам..»

Можно было бы указать еще на ряд других канонических нарушений, которые совершали и продолжают совершать архиереи МП. Возникает, однако,  вопрос: какими канонами руководствуется Патриархия?

Совершенно явно то, что перечисленные нарушения канонических правил со стороны МП, в случае присоединения РПЦЗ, Зарубежная Церковь утеряет чистоту веры и каноническое  наследие, тщательно оберегавшиеся в тяжких условиях диаспоры. Кому это будет на пользу?

Г.М. Солдатов

Председатель Общества Бл. Митрополита Антони